вівторок, 19 вересня 2017 р.

«Она для меня была и есть Таня, Танюша, Танечка»


Об этой семейной паре, наверняка, слышали многие павлоградцы. Он – бывший первый секретарь местного горкома КПСС, горняк. Она – педагог, не одно десятилетие проработала директором СШ №9. Оба в свое время были на виду. В середине сентября Иван Алексеевич и Татьяна Ивановна Соловьевы отпраздновали золотую свадьбу.

Я шел в гости к бывшему "первому", не предполагая, что наш разговор выйдет далеко за рамки оговоренной темы – семейного торжества известной пары. Рассказывая о своем знакомстве с Татьяной Ивановной, первых шагах молодой семьи, секретах их супружеского долголетия, мой собеседник всякий раз находил повод поговорить о событиях, которые давно стали историей для города и страны. Его воспоминания (отчасти субъективные, где-то с идеологическим подтекстом) тем интересны, что принадлежат человеку, который когда-то принимал важные управленческие решения и знает их закулисную сторону. Я решил, что будет уместно привести хотя бы часть того, чем поделился со мной рассказчик.

«Не тлеть, а гореть»

С первых минут встречи Иван Соловьев берет инициативу в свои руки (в нем по-прежнему чувствуется руководитель) и, предупреждая все мои заготовленные вопросы, начинает диалог.

- Вы меня не знаете? Ну, тогда я скажу. Первое. Девиз моей жизни – не тлеть, а гореть. Помните у Николая Островского: «Да здравствует пламя жизни!»? Пусть сегодня этот автор не в почете, но, считаю, его афоризмы по-прежнему актуальны. Второе. Где бы я ни работал, какую бы должность не занимал, справедливость всегда была моим принципом. Прежде всего, в отношениях с подчиненными. Это мое кредо. Кстати, Татьяна Ивановна – человек не менее принципиальный... К сожалению, теперь состояние здоровья не позволяет ей участвовать в нашей беседе…

- Иван Алексеевич, как случилось, что 50 лет назад ваш выбор пал именно на нее?

- Вы знаете, до того, как пойти в загс, мы с Татьяной Ивановной 5 лет встречались. Оба родом из города Снежное Донецкой области. В 1962 г. я окончил Чистяковский горный техникум и получил направление от шахты в качестве производственного вожатого в школу Снежного. В 7 класс. Тогда была такая практика, когда молодые производственники рассказывали школьникам о трудовых буднях. И в этом классе училась Татьяна. Так и познакомились. Пять лет встречались, а в 1967 г. поженились. Ей было 19, мне 23 года.

- Чем же вожатого привлекла тогда семиклассница?

- Она была очень шустрая девчонка. Маленького роста, но хорошо играла в баскетбол - выступала за сборную города. Баскетболистка под номером 5. После уроков она шла на занятия, я следовал за ней, сидел в зале каждую тренировку, а затем провожал домой. И допровожался… Хочу сказать, что за эти 50 лет она для меня была и есть Таня, Танюша, Танечка. Но никогда не Танька. Ни разу! Как и во всякой семье, у нас тоже бывают разногласия. К тому же, по гороскопу, мы оба девы. У нее день рождения 14 сентября, у меня – 17-го. А свадьбу мы сыграли между своими именинами. Представляете, как непросто ужиться двум девам, у которых очень принципиальные и волевые характеры, каждый стремится доказать свою правоту?!

- Думаю, вам двоим пришлось постараться…

- В нашей семье действует правило африканского племени. Пункт первый этого правила гласит: вождь всегда прав. Пункт второй: если вождь не прав, смотри пункт первый. Это, конечно, шутка, но без лидера в семье никак нельзя. Таким лидером была и есть Татьяна Ивановна. Моя обязанность все эти годы заключалась в зарабатывании денег, обеспечении семьи. Ее задача – эти деньги тратить, другими словами, вести хозяйство. За 50 лет мы настолько изучили друг друга, узнали свои сильные и слабые стороны, что теперь не конфликтуем по пустякам. Вообще, скажу, в семейной жизни иногда необходимо переступать через свое «я», идти на уступки и жертвы. Ради сохранения гармонии.

- До того, как стать первым секретарем горкома, Вы занимали не одно руководящее кресло. Вечные переезды, совещания, борьба нервов. Как на это все смотрела Татьяна Ивановна?

- Я все время чувствовал ее поддержку. Начиная с того момента, когда в 1969 г. меня после окончания Артемовского горного института распределили в Павлоград. Точнее, тогда я сам напросился на производство, хотя мне предлагали аспирантуру. Но что такое аспирант? 90 рублей зарплаты и комната в общежитии. А у меня семья. С другой стороны в Павлограде тоже еще ничего не было. Татьяна Ивановна приняла мой выбор и поехала со мной на новое место.

- Без возражений?

- Она считала, что, раз мне это необходимо, то так и должно быть. Когда меня вскоре призвали в армию и отправили в Чехословакию, она тоже собрала чемоданы, взяла нашу дочь и последовала за мной в неизвестность. Год жила в военном городке, работала в малокомплектной школе, воспитывала и учила детей офицеров полка. А ведь многие тогда боялись ехать в Чехословакию – после всех тех событий 1968 г. Но это отдельная тема…

Правда, один раз мне пришлось ей уступить, когда я вновь оказался перед жизненным выбором. 1979 г, я к тому времени успел поработать в парткоме шахты Степной, перешел на должность секретаря парткома объединения. И тут вызывают меня в ЦК КП УССР и предлагают место заведующего угольным сектором ЦК. Говорят, мол, будет тебе квартира в Киеве, соответствующее обслуживание, дети в консерватории смогут учиться. Я звоню домой, рассказываю. «Хочешь, оставайся в Киеве. Я туда не поеду – мне дороже Павлоград», - ответила Татьяна Ивановна и бросила трубку. Вышел я на Крещатик, зашел в один магазин, второй – за хлебом очередь, за овощами тоже… Козырять своим удостоверением партработника мне стало совестно. Подумал: в Павлограде у меня дом, семья, зачем мне куда-то переезжать? Вот ради семьи тогда и переступил через соблазн карьерного роста. А ведь мне сулили большие привилегии в Киве.

- Вернулись Вы в Павлоград…

- Да, и после уже работал директором шахты Терновская. Шахта, которая была в минусах, стала давать план, показывать рост добычи… О многом можно вспомнить и рассказать… А потом меня вызвали «наверх» и сказали, что намерены рекомендовать на должность первого секретаря Павлоградского горкома партии. Я заартачился: дескать, на шахте дела налаживаются, только премию начал получать – по тем временам немаленькие деньги. А мне ультиматум: «Ты все сказал? Так вот, выйдешь из этого кабинета и возьмешь у ребят билет на поезд в Киев. Если откажешься - до шахты не доедешь - тебя уже с работы снимут». Понял, что мне не отвертеться. На любого начальника можно было в два счета найти компромат. Жене дома говорю: «Меня рекомендуют на такую-то должность с окладом 270 рублей». И объяснил ситуацию. Отвечает: «Что ж, надо, так надо». Так я стал первым секретарем горкома. И последним…

- Это были перестроечные годы…

- «Первым» я отработал ровно 5 лет, день в день. Ушел в 1990 г. За эти годы мы достроили кинотеатр «Мир», дали воду в город, построили дорогу (ул. Днепровскую - прим. авт.) остановили детскую преступность в Павлограде. Замминистра МВД УССР Алексей Чистяков жил у нас в городе 3 месяца. Сам глава МВД СССР приезжал сюда и проводил оперативки. И мы решили проблему. Роддом всем городом построили…

- Шахтерская забастовка 1989 г. тоже пришлась на вашу каденцию…

- Да, непростое было время. И большое спасибо Татьяне Ивановне, что в нужную минуту всегда оказывалась рядом. Как-то летом вызвали меня в обком и предложили льготную путевку в Карловы Вары (Чехословакия – прим. авт.). Для меня и жены. Прилетаем на курорт, селимся в номере. И, буквально, тут же встречаем Николая Сафоновича Сургая (до 1987 г - министр угольной промышленности УССР, в 1989 г - начальник Донецкого теруправления углепрома – прим. авт.). Расцеловались, поговорили. Он сообщает: мол, когда он уезжал, то в Павлограде шахтеры бузить начали. А я думаю: если сам Сургай на отдыхе, чего мне переживать? Спустя два дня прихожу в номер с прогулки, а в дверях записка – срочно явиться в консульство. Иду, по дипломатической линии звоню в Украину. Мне говорят: «Срочно прилетай, успокаивай своих шахтеров. Они никого не слушают, всех на свист поднимают. Требуют Соловьева». По броне МИДа мне срочно выписывают билеты, и лечу домой.

- Ваша жена с Вами полетела?

- Я ей предложил остаться, но не согласилась. Такая у нее черта – сопереживать всему, что со мной происходит, и быть рядом, когда решается что-то для меня важное. Кстати, когда мы вернулись из Карловых Вар, то обнаружили, что пропал наш чемодан. Оказалось, что перед посадкой в аэропорту Праги мы случайно положили его не на ту ленту, и он улетел в Норвегию.

Помню еще один интересный момент. В гостинице в Карловых Варах мы услышали по радио, а там транслировалась почему-то только «Немецкая волна», что в Павлограде забастовка, и что шахтеры требуют отставки Щербицкого и Соловьева. Правда, меня журналисты назвали первым секретарем обкома. Я, как услышал свою фамилию, думаю: ничего себе! Татьяна Ивановна успокаивала: мол, не переживай – вместе с первым секретарем ЦК компартии республики быть снятым с должности – почетно. Как всегда, меня поддержала. И таких моментов много было в моей жизни. А забастовку мы тогда утихомирили. Как? Просто нужно разговаривать с людьми, не увиливать от неудобных вопросов, говорить правду. Какой бы она не была.

- Вашу добровольную отставку с должности первого секретаря в 1990 г. не обсуждал только ленивый.

- Эта отставка назрела. Страна бурлила… К такому решению меня подтолкнули многие обстоятельства. В обкоме я объяснил, почему хочу уйти. В моем понимании партия заканчивалась уровнем горкома и райкома. Все высшие ее органы мне виделись коррумпированными. Я написал заявление. В обкоме стали говорить, что видят меня в должности второго секретаря областного комитета. Но это уже была профанация. С первого раза пленум не отпустил меня – сказали, что в столь трудное время я нужен городу. Я еще раз поговорил с делегатами, и спустя три дня они удовлетворили мою просьбу. А наш горком принял решение публично, через печать, вынести мне благодарность. Многие потом спрашивали, как мне удалось достойно уйти с поста, когда вокруг все клеймили партию позором.

- Татьяна Ивановна поддержала Ваше решение?

- Да, хотя и переживала очень. Без нее, в одиночку мне было бы труднее со всем этим справиться. После отставки я 10 лет работал в отделе экономических связей Павлоградского химзавода, затем возглавил одно из подразделений Павлоградугля. Когда за твоей спиной надежный тыл – любую трудность можно пережить.

- На Ваш взгляд, какая у Вашей супруги главная черта?

- Порядочность и откровенность. Татьяна Ивановна более 30 лет проработала директором СШ №9. Свою школу возвела на тот уровень, когда учиться в ней было престижно, об этом мечтали многие родители детворы, и не только в Павлограде. Я не знаю, известно ли Вам об этом. Она умела подбирать коллектив, работать с ним. Да, Татьяна Ивановна порой бывала резкой, могла говорить неприятную правду, а это не всем нравилось. Но, как директор, умела слушать людей. Противостоять интригам. Собственно, это и моя черта. Мы ведь с ней девы. Она очень любила свою работу и до сих пор за ней скучает. Я едва уговорил ее уйти с должности...

- И напоследок. Как Вы считаете, любовь в жизни существует?

- Конечно! Хотя это категория больше присуща молодым. То есть, определенное время проходит, и вырабатываются привычки, кто-то к кому-то подстраивается. А сама любовь трансформируется в более глубокие и стойкие чувства. Могу смело сказать, что судьба не обошла меня стороной. И не только в общественной и трудовой жизни, но, прежде всего, в семейной. За что я и благодарен своей Танюше.

Беседовал Александр ШУЛЬГА, для gazeta-vestnik.com.ua, фото предоставлено Иваном Соловьевым

Остання публікація

Павлоградці частіше скаржаться на поганий зір

Серед мешканців Павлограда зростає кількість тих, хто страждає хворобами очей і поганим зором. Поки що ця динаміка вимірюється кільком...

Найпопулярніше у блозі