Oleksandr Shulga. На власні очі: «После Крыма и Донбасса мне было стыдно, что я гражданка России»

четвер, 11 січня 2018 р.

«После Крыма и Донбасса мне было стыдно, что я гражданка России»


У себя на родине героиня этой истории рискует оказаться в руках кремлевских спецслужб. Без всякого преувеличения. Последние полгода она, подданная Российской Федерации, живет в Павлограде и вместе с другими волонтерами активно помогает украинской армии. В шутку или всерьез называет себя «бандеровкой». В столицу Западного Донбасса россиянку привела большая любовь. Ее избранник – бывший горняк, для которого знакомство с сибирячкой стало таким же поворотом в судьбе, как и для нее самой.

Ярую противницу нынешнего российского режима и не менее убежденного симпатика украинской национальной идеи зовут Наталья. В целях ее безопасности и безопасности ее близких, которые живут в РФ, я изменил имя героини и некоторые детали описанных ниже событий. История этой женщины по-своему удивительна и романтична. В ней переплелись семейная драма, любовь, разные системы ценностей, война и геополитика.

«У нас все романтично получилось»



Мое знакомство с уроженкой Сибири состоялось в декабре 2017 года. Когда в один из дней я заглянул в волонтерскую «криївку» на улице Шевченко, Наталья и другие труженицы «народного тыла» готовили очередную маскировку для фронта. Наш разговор задался с первых минут. Улыбчивая и открытая, сибирячка оказалась интересным собеседником.

- Наталья, правильно ли я понимаю, что вы –гражданка России, в один момент бросили все, приехали сюда и теперь занимаетесь фронтовым волонтерством?

- «Бросила все» - не совсем верно. В России остались мои близкие, родные люди, не видеться с которыми я не могу и не имею права. Паспорт у меня действительно российский, здесь же я оформила вид на жительство. А на счет того, что все произошло в один момент… Решение перебраться в Украину мы с Виктором (муж Натальи, его имя тоже изменено – прим. авт.) действительно приняли в самый последний момент. Хотя намеревались это сделать еще после второго Майдана. Вообще, у нас все очень романтично получилось. Как в сказке!

- Шекспировские страсти? Да еще в наш утилитарный век!

- Я называю это судьбой, провидением, как хотите. Дело в том, что мы с Виктором узнали друг о друге еще задолго до войны. Он жил здесь, в Павлограде, я – далеко за Уралом. Счастливому знакомству помог Интернет! Теперь в этом нет ничего необычного. Сперва мы просто разговаривали, не видя друг друга. Затем наши беседы стали происходить все чаще и чаще. И вот, мы уже забывали о разнице во времени, о домашних делах, часами просиживали у монитора, не высыпались... Скоро мой кот стал узнавать его голос! Представляете, по Skype? С Виктором я будто проснулась после долгой, изнурительной спячки.

Случайного в жизни ничего не бывает. Мои родственники по маминой линии – из Винницкой области. Живя в Сибири, я чуть ли не каждый день напевала «Рідна мати моя…» Ложилась спать и верила, что свою вторую половинку встречу где-то очень далеко от дома. А Виктор погодя мне рассказывал, что выходил на балкон и смотрел на восток. Мечтал то ли о китаянке, то ли японке. Нашел, однако, сибирячку! (смеется – авт.). Вот так мы друг друга и притянули. А ведь оба были на тот момент женаты! Просто отношения в наших бывших семьях давно не сложились. Так что развод был делом времени.

«Я почувствовала, что здесь пахнет свободой»



- Вероятно, любви без драмы не бывает…

- Через 9 месяцев после нашего с Виктором знакомства я не выдержала и решила приехать к нему в Украину. Это было непростое решение. Я знала, что люблю его, и уже не могла совладать с собой, своими чувствами. Возможно, кому-то это покажется чудачеством – тем более, что оба мы уже миновали возраст Ромео и Джульетты. Но сердцу, ведь, не прикажешь. Поэтому однажды зимой я взяла на работе отпуск и отправилась в Украину. Самолетом до российской столицы, а оттуда поездом. Не сказав мне ни слова, Виктор выехал навстречу. В Москве встретились! Это может показаться невероятным, но вдруг оказалось, что мы загодя и не сговариваясь умудрились взять билеты на поезд из Москвы до Павлограда в один и тот же вагон, да еще на два соседствующих места!

Мой приезд совпал с днем рождения его мамы. Познакомилась с родителями. Оказалось, что папа Виктора родом из России. Приняли меня хорошо. Месяц я гостевала в Павлограде - мы с Виктором снимали квартиру… Одним словом, это были чудесные дни, и я нисколько о них не жалела. Когда наступил день проводов, он сокрушался, что никогда больше меня не увидит. А я даже не сомневалась, что мы встретимся. Так и вышло.

- Кстати, Украина и Павлоград вас не разочаровали? Или напротив, воодушевили?

- Вы знаете, я уже тогда почувствовала, что здесь пахнет свободой. Это не заблуждения влюбленной женщины, не подумайте. Свободу я замечала в самых банальных вещах – раскованной манере украинцев одеваться, открыто высказывать свое мнение, не оглядываться на власть. Улыбаться. Я сама такая. Вот даже сейчас мы с вами общаемся, а мне легко. Да, Украина бедная, коррумпированная, с плохими дорогами, хамоватыми чиновниками и заевшимися олигархами. Но здесь на улицах и в домах нет страха. Это общее впечатление. Напротив, в России, во всяком случае, на моей малой родине, люди живут в атмосфере какой-то коллективной безысходности. Унылая покорность обстоятельствам, боязнь выделиться – это для них норма. А я так не умею, я другой человек. Мне часто приходилось слышать в свой адрес, чтобы я не высовывалась и была, как все. Одним словом, у нас там Советский Союз в наиболее гротескных его проявлениях. А теперь скажите, как россияне могут быть украинцам братьями?

«Мне прямо сказали: «Либо ты закроешь рот, либо уйдешь»



- И в этот Советский Союз вы возвращались…

- Ну, конечно. Ведь там был мой сын-старшеклассник, мои родители-пенсионеры. В Сибири у меня оставалось все, что я успела нажить. Не так много, но все же. После нашего месячного романтического свидания мы с Виктором стали планировать свое будущее. Я еще продолжала работать, а он в Павлограде уволился с шахты, стал получать пенсию и переехал к родителям. Квартиру оставил жене и детям. Как порядочный мужчина. Оба мы развелись, и у нас появилось больше возможностей на обустройство собственной семьи. Спустя несколько месяцев после моего визита в Павлоград Виктор приехал ко мне в Сибирь. Там мы и расписались... В Украине, на родине моей мамы, мы побывали спустя год. А вскоре в Киеве начался Майдан. Он многое перевернул в нашей жизни…

- Вы следили за событиями в Украине?

- А как же! Включали украинские каналы и сопереживали протестующим. Я плакала, когда расстреливали Небесную Сотню… Потом случился Крым. У себя на работе я каждый день взывала к здравому смыслу коллег, говорила о захвате полуострова Россией. Мне прямо сказали: «Либо ты закроешь рот, либо уйдешь. Майданов мы здесь не потерпим». Каждое утро у нас начиналось с разговоров об украинских фашистах, бандеровцах. В нашем крае полным ходом шла вербовка мужчин для отправки на Донбас. Якобы для защиты его русскоязычных жителей от украинских нацистов. Я слышала, как женщины моего городка, матери этих солдат, говорили, что их сыновьям нужно денег заработать. Я им: «Вы сумасшедшие, куда вы их отпускаете? Вы знаете, что там происходит? В Донецком аэропорту таких вот наемников десятками убивают. Их головы, руки и ноги собаки таскают!» Мне не верили: мол, где это я это такое вычитала? «Выключите, говорю, свой зомбоящик. Поищите альтернативную информацию». Сама я давно перестала смотреть телевизор.

Толчком к отъезду стало… пророчество

- Сибиряков насмерть перепугали укрофашистами?

- Так живет вся Россия. Оболваненная путинской пропагандой, подсаженная на фейковые новости… Что говорить о чужих людях, если с самыми близкими я не могла найти общий язык. Отец мой очень болезненно реагировал на наши разногласия – он видел мир, каким его рисовали росийские телеканалы. Все эти 3 года мы практически не разговаривали с родителями. А если и общались, то только на нейтральные темы. Все, что связано с политикой и Украиной, для нас и сегодня – табу. Вы знаете, с родными у Виктора та же история. Сам он, по приезде в Сибирь, пытался устроиться на работу. Такие мастеровитые, как он, там очень востребованы. Но когда на предприятии узнали, что он гражданин Украины, отказали.

В тот год накануне 9 мая на улицах начали вывешивать портреты Сталина. Я готова была искромсать их. И, наверняка, не я одна. Понимаете, не все у нас верят Путину, ему накручивают проценты поддержки. Хотя в целом Сибирь, Дальний Восток спали и спят. Было так, что в наших сибирских городах бюджетников, студентов скопом сгоняли на митинги, заставляли кричать «Крым наш!» Когда в 2017 году мы с Виктором приехали в Украину, мне было стыдно, что я гражданка РФ.

- Отъезд не был спонтанный?

- Нет, поводом к этому послужила одна встреча. Я бы даже сказала, некое пророчество. Хоть это и покажется вам фантастикой. Я уже говорила, что после Майдана, захвата Крыма и с началом войны на Донбассе мы чувствовали себя в России, словно белые вороны. Непросто было с близкими, коллегами, знакомыми. Три года так прожили. О наших с Виктором взглядах знали многие, мы своего отношения к Путину и его политике, к ситуации в Украине не скрывали. Я многое позволяла себе в соцсетях, имела виртуальные знакомства с украинскими волонтерами. Поэтому о переезде сюда, в Павлоград, мы задумывались давно. Я только хотела, чтобы мой сын нашел себя в жизни. И вот, весной 2017 года мы решились. Планировали отметить мамин день рождения и уехать. Как-то я встретила женщину, которую многие у нас считали ясновидящей. Она сообщила: если мы до апреля не уедем, то потом будет поздно. Я не знаю, что бы могло случиться, задержись мы в России еще на месяц. Но мешкать не стали.

«Мне говорят, что после переезда в Украину я расцвела»



- А как родные восприняли ваш отъезд?

- Они очень переживали, что мне придется в Украине голодать. Я отвечала: «Вы мне еще о съеденных снегирях расскажите и распятом мальчике». Советовали поменьше говорить на русском – мол, здесь же бандеровцы. Уже будучи в Павлограде, я связалась с ними по Skype, рассказала о своем походе в магазин. Призналась, что против моего русского здесь никто не возражает, напротив, очень многие на нем говорят. Кстати, с украинским у меня практически нет проблем – успешно его осваиваю. А потом устроила своим родным виртуальную экскурсию мясной лавкой. Чтобы не думали, что здесь плохо с продуктами. Мои российские знакомые, с которыми я общаюсь в Интернете, говорят, что после переезда в Украину я даже расцвела. Мне на самом деле здесь деле любо и хорошо. Даже климат подходит. Здесь есть природные запахи, очень яркие, насыщенные, которых на моей родине очень недостает.

Мои отношения с родными сегодня не такие натянутые. Им там плохо без меня. Да и я за ними очень скучаю. Живчиком для них стал мой сын. Он знает, что я волонтер. И у меня есть надежда, что он будет другим – не таким, как большинство жертв телевизионной пропаганды. А вот моим сибирским знакомым невдомек, чем я здесь занимаюсь. Я это не афиширую и, вообще, стараюсь быть осторожной там, где это необходимо. Хочу еще съездить к себе на родину.

- Но риск, что вас там «вычислят», остается?

- Конечно. Хотя меня это не останавливает.

- А как здесь, в Павлограде, вы вышли на волонтеров?

- Благодаря тем же социальным сетям. Еще в 2014 году я стала отслеживать, что пишут, о чем говорят активные павлоградцы. Что-то и сама стала комментировать. Так и познакомилась. Сперва заочно, а с приездом сюда встретилась с девчатами-волонтерами. Они свели меня с другими активистами. В конце лета 2017 года я пришла в волонтерский центр и с тех пор бываю здесь регулярно. В кругу единомышленников я чувствую себя комфортно. Конечно же, все мы разные, случается, недопонимаем друг друга. Но это мелочи. После той душной атмосферы, в которой мы с Виктором жили последние годы, Павлоград для меня стал глотком чистого воздуха. Кстати, Виктор тоже нам помогает – он смастерил конструкцию, с помощью которой мы теперь плетем маскировочные сетки. Здесь, в центре, я многому научилась, набила руку…

- Не устали вот так, изо дня в день?

- Нет, что вы?! Как мне может надоесть? К тому же, только позавчера погиб мальчик (боец ВСУ, 24-летний павлоградец Андрей Борисенко, погиб 20 декабря 2017 года под Авдеевкой – прим. авт.). Я не могу спокойно об этом думать, а тем более, стоять в стороне.

«У вас есть будущее. У России его нет»



- Думаю, нет смысла спрашивать, жалеете ли вы спустя полгода о своем решении уехать из России? По мне, так это было больше похоже на вынужденную эмиграцию.

- Хотите спросить, не разочаровалась ли я в Украине и украинцах, а заодно не изменила ли свои убеждения? Нет. Одно только наблюдение: война идет 4-й год, а люди здесь не разучились улыбаться и поддерживать друг друга. Это о многом говорит. Понимаете, вы, украинцы, совершенно другие. Там, в России, этого не понимают. Считают, что Украина просто заблудилась, откололась. И должна вернуться. Но этого уже не будет. Вы другие.

Положа руку на сердце, скажу, что в некоторых принципиальных для Украины вещах она проигрывает России. Пока что. Та же миграционная служба в РФ работает более оперативно и прозрачно. Как это ни странно звучит. Однако я в этом убедилась на нашем с Виктором примере. Коррупция и взятки? Вы знаете, что Россия этим славится, но, мне кажется, даже она уступает Украине по масштабам этой напасти на всех уровнях – от столицы до провинции. Я говорю о том, с чем сама столкнулась. Дороги в РФ тоже плохие, но федеральные трассы там строят качественные. Здесь мы однажды ехали автобаном из Харькова в Павлоград – это было очень печально. Но, я уверена, со всем этим можно справиться. Знаете, чем отличается Украина от России? У вас есть будущее. У России его нет. По крайней мере, в ближайшие годы или десятилетия. Это самое главное. Вот поэтому я сегодня здесь.



- Звучит беспощадно, но и обнадеживает. 

- Знаете, у меня в комнате, где мы с Виктором живем, висит большой сине-желтый флаг. Как оберег от нечистой силы. Я верю в Украину.

- И в любовь?

- Да, и в настоящую любовь. В свою судьбу. Вы знаете, что мы с Виктором оба львы по гороскопу? Непростые знаки. Амбициозные, активные, сильные. Но мы хорошо уживаемся, умеем даже помолчать вдвоем. До встречи с ним я уже была замужем. Но только теперь чувствую себя по-настоящему за мужем. Чувствую его защиту, поддержку. С ним я – женщина.

Беседовал Александр Шульга, специально для tv-news.dp.ua



Остання публікація

Місце зустрічі – «гайдамацький» хрест (фоторепортаж)

Едуард Цикало приїхав до Лозової з Первомайська разом із сином Артемом Хрест «Героям України», що вже 27 років височіє у парку Перемоги...

Найпопулярніше у блозі