Остання публікація

«Сукні для донечок – моя мистецька гордість!»

Зображення
Аби створити з бісеру портрет вигаданої красуні, Тетяні довелося використати понад півмільйона дрібних намистинок. Кожну вона вправно пришила до полотна тонесенькою ниткою – точно за схематичним малюнком. Над своїм шедевром майстриня працювала 3 місяці. У повсякденному житті Тетяна виконує фізично важку роботу, а рукоділля з витонченою технікою вважає для себе розрадою.

Наша історія. Як павлоградці не пускали місцевих «ВВ-шників» до буремного Києва (архів 2014 року)


Тепер це історія. Чимало павлоградців стали її учасниками, потрапивши у самісінький вир революційних подій. Хтось робив свою справу вдома. Як-от ті люди, про яких ідеться в цьому репортажі. Вперше його текст надрукували «Популярные Ведомости» - 26 лютого 2014 року. До речі, людська пам'ять схильна міфологізувати історію. І в цьому немає нічого поганого. Однак для дослідника цінний саме «сирий» матеріал. 


События последних трех месяцев в Украине уже стали историей. Большинство павлоградских обывателей благополучно переждали это смутное время, сидя у телевизора. Очень немногие рискнули взять на себя роль "экстремистов" и выйти на улицу, чтобы поддержать Евромайдан.

Кульминацией для них стала среда 19 февраля. "ПВ" решили дать картинку этого дня, чтобы читатели поняли, насколько близок к ним эпицентр революционных событий. Служба новостей телеканала СТБ сообщила, что вечером из Павлограда на Киев выехали три автобуса с военнослужащими внутренних войск…




"Какого… сюда едет Майдан?"

Слухи о том, что под главным КПП военчасти родственники контрактников протестуют против отправки их мужей и сыновей в горячую точку столицы, мигом разносятся среди журналистов. К 14.00 я с коллегами уже на месте.

На подходах к в/ч и проходной химзавода заметно оживление. Две машины ГАИ, руководство горотдела милиции, много гражданских, чуть поодаль - человек десять молодых людей так называемой "спортивной внешности".

Заметив, что мой фотоаппарат в работе, нас с Аней (моя коллега из ТН-экспресс) окружают два человека в штатском, тут же директор по безопасности химзавода Владимир Львов. Требует документы. Представляемся, показываем. У штатских, похоже, зуб на журналистов.

"Вы работаете на одну сторону…" – упрекают они меня и коллегу. Внятных аргументов, в чем эти штатские видят односторонность публикаций моего издания я однако не слышу. У ворот военчасти, где собрались небольшая группа людей, в основном женщин, нас ждет еще одна проверка. Свою любовь к прессе уже высказывает гендиректор химзавода (ГП НПО "Павлоградский химический завод" – прим. "ПВ") Леонид Шиман.



Он тоже хочет видеть мои документы - ничего, что мы с ним далеко за пределами режимного предприятия. На мой вопрос, готов ли он предъявить свой паспорт, сердито бросает: "Мне он не нужен". "Почему?" – интересуюсь. "Еще раз говорю, я генеральный директор предприятия" – почти кричит Л.Шиман. "А я журналист", - отвечаю ему, однако удостоверение достаю – не время сейчас спорить о такой "мелочи", как взаимное уважение. "Генерал" продолжает возмущаться: "Так, теперь давайте, расскажем всякую гадость, которая здесь есть. Вперед!" И уходит.

У КПП жаркий спор. Одна из девушек объясняет нам: "Я житель микрорайона, и я не хочу, чтобы наших солдат куда-то везли, чтобы Майдан сюда приезжал. Мы живем спокойно… " Она кивает на группку женщин с евромайдановскими ленточками на одежде: "Вон они думают, что солдат наших будут отправлять. Приехали к нам сюда из Западной Украины, с Майдана. Какого… сюда едет Майдан?"

"Пошли ее на… и пусть пи… отсюда"…

Идем к "майдановкам". Молодая женщина по имени Вера объясняет: "Я преподаватель английского языка из Терновки. Мы были на площади, пришла жена одного из военнослужащих, и сказала, что ее мужа, отца маленького ребенка, отправляют на Киев. Она сказала, что контрактникам выдали боевое оружие. Насколько это правда, не известно. Мы здесь, чтобы не пустить ребят на Киев умирать".



Пока мы разговариваем, в сторонке тусуется компания "спортивных" ребят. Некоторые из них с фотоаппаратами и видеокамерами. Аня говорит, что они представились ей военнослужащими этой же части. И у них, мол, сегодня выходной.

Мы с коллегами включаем камеры и тут же "нарываемся". "Зачем вы снимаете?" – возмущаетсяс одна из девушек, явно не из "майдановских". Наш аргумент, что мы журналисты и выполняем свою работу, ее не удовлетворяет. "Так вы неправильно в свои средства массовой информации выкладываете все", - говорит она. Ее знакомая следит за диалогом и советует: "Пошли ее (очевидно, журналистку – прим. "ПВ") на… и пусть пи… отсюда"…



Чуть поодаль лидер студенческой "Свободы" Владислав Шевчук дает интервью: "Я не знаю, родственники ли это тех солдат, эти молодые люди. На конструктивный диалог они с нами не идут. Мы говорим им, что за своих активистов в Киеве мы не боимся, мы боимся за тех ребят, которые попали под призыв, и которых везут туда".

За воротами военчасти видно, как на плацу выстроились несколько сотен солдат, многие из них совсем молодые, возможно, призывники. Еще одна группа женщин более зрелого возраста высказывает идейные претензии активисту Вадиму – он приехал на велосипеде, на спину набросил желто-синий флаг.



"Мы местные жители, пришли узнать, может здесь праздник какой-то, - объясняют они мне. - Мы у людей спросили, что здесь такое. Они сказали, что наших сыновей хотят вывезти… Мы тоже не хотим, чтобы там такое на Майдане творилось, чтобы пришло к нам сюда такое".

Стали живым щитом перед автобусом

Проходит немного времени, и все, кто только что стоял у ворот КПП, выходят на центральную дорогу. Есть информация, что солдат будут вывозить окольными путями через какие-то северные ворота.

В проулок возле автотранспортного предприятия химзавода заезжает "УАЗ", а следом большой автобус. Активисты бросаются за ними и метров через сто блокируют транспорт. Из салона выходит средних лет мужчина и раздраженно просит освободить проезд. На вопросы активистов, кто он такой, неохотно бросает: мол, хозяин автобуса, который едет сейчас в гараж!

Активисты не верят. Велосипедист с флагом маневрирует возле автобуса, еще одна молодая женщина упирается впереди в кузов - "живой щит". Автобус помалу двигается вперед, женщина переступает. Автобус останавливается. "А номера у вас с другой области", - замечают активисты.




Ребята "военнослужащие" уже здесь. Они вступают в перепалку с активистами, однако на рожон никто не лезет. "Им 18 лет (солдатам ВВ в Киеве – прим. "ПВ"), за шо им (нецензурное слово) прутом в голову?" – вступает в дискуссию молодой человек с капюшоном на голове. "Мы за то, чтобы их туда не везли", - объясняет ему велосипедист.

"Военнослужащие" отвечают: "Мы нормально здесь живем, мы не хотим, чтобы наших солдат туда везли. Чтобы их там убивали ваши, бросали в них коктейли молотова…" "Так и я за это…" – соглашается активист. "Правильно, чтобы ваши выиграли…" – словно о футбольном матче говорит крепкий парень в маске.





Всплывает тема Евросоюза. "А Евросоюз вам много дал?" – спрашивает кто-то из "спортивных" ребят. Парень, который минуту назад вспоминал о "пруте в голову", кричит: "Петухов? Браки петушиные? Конечно, я видел, там гей-парады!" Его приятель делится опытом: "Я был в Англии, я был в Лондоне. Я был во Франции, я был в Париже… Там ходят п… по улицам…"



"То есть, вы будете стрелять в нас?"

Дискуссия накаляется. "Так бей меня!" – кричит одна из активисток. "Та не хочу я вас бить" – оскорбляется тот. – Я никогда не буду бить женщин и детей".

Вскоре на место блокирования пустого автобуса подъезжает внедорожник Владимира Львова. Заметив в работе наши фотоаппараты, директор пытается нас "образумить": мол, даже здесь, за забором режимного предприятия, съемка запрещена. То, что съемку на "режимной территории" ведут "спортивные" ребята, его, похоже, не смущает.

В. Львов спорит с активистами: дескать, это завод, к нему должна быть свободна дорога, если что-то случится, как пожарная машина подъедет? В конце концов, автобус отъезжает задним ходом на центральную дорогу. Активисты следуют за ним.



Примерно в 16.00 я с коллегами подсаживаюсь в машину к активистам, и мы едем в направлении еще одного КПП в/ч, рядом с пожарной частью ПХЗ. Якобы автобус с солдатами будет выезжать оттуда.

Владимир Львов мчится за нами, директор рассержен не на шутку. Говорит что-то резкое, на что активисты бурно реагируют. "То есть, вы будете стрелять в нас?" – кричит ему женщина. "Вы на слове меня не ловите" – защищается В. Львов. На вопрос журналиста объясняет, что пожарной машине нужен свободный проезд на территорию предприятия и в/ч. Поэтому люди должны хотя бы отойти за "пожарку". Активисты соглашаются…


Я с коллегами долго не остаюсь на месте: появилась информация, что в сквере Горького, где "майдановцы" проводят митинг, якобы собрались так называемые "титушки". Едем туда…




Александр Шульга для издания "Популярные Ведомости"

P. S.

Информацию журналистов СТБ о выезде на Киев автобусов с солдатами ВВ мне на следующее утро подтвердила одна из активисток павлоградского майдана. Она рассказала, что контрактников "грузили" в автобусы уже на выезде из Павлограда. Около 20 активистов успели приехать на место и попытались заблокировать отправку транспорта. По словам собеседницы, сюда же приехали до 30 милиционеров в касках и со щитами. Милиция оттеснила активистов от автобуса. Обошлось без избиений и задержаний. Однако доехать до Киева контрактникам павлоградской в/ч не удалось, сказала активистка. По ее словам, проезд автобусам перекрыли евромайдановцы под Полтавой.

Коментарі

Популярні дописи з цього блогу

Хроніки ковідного стаціонару. Зі щоденника пацієнта

Лікар-ортопед Костянтин Кравченко: «За своє здоров'я варто боротися»

Шлюбний клубок, жовті вушка і гіпнотичний погляд. Що треба знати про вужів (відео)?