"Ради внука я лягу под пулемет" (відео)

«Я понимаю, что наспех приваренные к зенитке щиты выглядят не эстетично. Но они защищают бойца и орудие от выстрела снайпера», - говорит Петр Лелеко.
В Херсонской области селяне и бизнесмены взяли шефство над военными
Пока государственная машина приходит в себя после агрессии России, простые украинцы латают бреши в обороноспособности страны. На юге Херсонщины бизнесмены за свой счет ремонтируют сломанные на марше армейские БТРы, усовершенствуют старенькие зенитки и роют для наших военных окопы.
Свой гражданский порыв мужики объясняют просто: «Если не мы, то кто?» А еще цитируют наполеоновское: «Не будешь кормить свою армию – придется кормить чужую». Осознают, что им противостоит не только оккупант за крымским перешейком, но и прогнившая родная бюрократия, саботаж и предательство.


«Смотрю – бронетранспортеры»

Одного из таких активистов зовут Петр Лелеко, для друзей – Петрович. Живет он в райцентре Чаплинка с населением десять тысяч человек. Примерно в 18 км к югу от поселка стоят украинские войска. За их спиной – пятикилометровая полоска суши между озером Сиваш, Черным морем, а дальше... позиции российской армии.
Встретились мы с активистом совсем недавно во Львове. После двух дней разговоров о «положении дел» на юге Херсонщины, я решил, что просто обязан рассказать об этом незаурядном человеке и его земляках. В конце концов, о «тружениках тыла» сегодня меньше пишут, нежели о героях передовой.
Так вот. Жил себе херсонский трудяга, зарабатывал на хлеб с маслом и другим давал заработать, помогал дочери, радовался внуку и вдруг... Наступил понедельник 3 марта 2014 года. В этот день через Чаплинку на юг пошли войска.
«Смотрю – бронетранспортеры. Мы ж никогда такой техники не видели! Спрашиваю военных: «Вы чьи?» А они опасливо молчат. Я еще раз спрашиваю. «Та, наши», - отвечают. «Чьи «наши»?» «Украинские». Это хорошо, думаю. Дело в том, что их в Николаеве местные камнями забрасывали, они и боятся теперь», - рассказывает Петрович.
У чаплинцев с патриотизмом оказалось все в порядке – очень многие взялись шефствовать над защитниками. «Просто у нас ситуация другая, нежели, к примеру, на Донбассе, – размышляет активист. – Мы привязаны к земле, она нас кормит. И у нас только ленивый не зарабатывает. Орошение, два урожая... Нам бы только не мешали. Ни наше государство, ни чужое. Так что блокировать своих военных херсонцы не будут».

И стал Петрович координатором

В первый же день чаплинцы поменяли на БТРе пробитый скат, починили двигатель - Петрович вспоминает добрым словом предпринимателя Ваню, который дал свой кран. Говорит, что и потом его земляки не раз выручали военных запчастями, а некоторые тайком от жен жертвовали из семейного бюджета немалые суммы на ремонт казенной техники.
«Лежу я ночью и думаю, как они там, где расположились? - продолжает Петрович. - Утром решил, что надо помогать. Организовал на базаре сбор средств. Купил сала, наши девчата его засолили. Потом узнал, что в школе пограничники стоят. Поехал к ним, затем к десантникам.
У тех палатка человек на 30. Зашел, спрашиваю о продуктах. «Есть, - отвечают. – Сухпайки». «А дрова?» «Нет...» «А буржуйка?» Одним словом, наши тылы – это катастрофа!» - возмущается мой новый знакомый.
Тем временем, громада выдвинула его своим координатором по связям с военными, дислоцированными в районе. Петровичу стали звонить фермеры, предприниматели, сельские головы. Завязались контакты с другими областями. Открыл счет, пошли финансы, стали привозить продукты, бытовую технику, матрацы. Марганец подарил «УАЗ» в хорошем состоянии, бинокли, форму танкистам, приборы ночного видения...
Петрович говорит, что, естественно, он не сам распоряжается поступлениями. На то есть координационный совет, состоящий из чиновников, хозяйственников и военных. «Теперь у нас все по чекам и квитанциям, командиры заверяют. Чтобы потом Петровича не обвинили, что он что-то прикарманил», - рассказывает активист.
До сих пор чаплинские школьники видели боевые орудия только на постаментах и в музеях.

«Почему на передовой нет инженеров?»

Оценив скромное довольствие бойцов (сечка, тушенка...), чаплинцы пожалели защитников и в одном из сельских ДК на волонтерских началах стали ежедневно готовить им горячие обеды.
«В Первоконстантиновке глава сельсовета – патриотичная женщина, - хвалится Петрович. - Она организовала неравнодушных людей. В свободное время ходят, как на работу. Им тяжело – дважды в день на стольких готовить. Хвала таким людям».
Военный лагерь укрепляли все вместе. Песок - тонн 600 - завезли гражданские – подключились авторитетные люди из области. «Потом мы рыли окопы под бронетехнику. Один «Т-150» с роторной установкой, которая окоп роет, за день сжигал солярки на 4 тыс. грн. А их там работало два. Да еще три небольших экскаватора. Водное хозяйство постоянно машину выделяло», - говорит Петрович.
Вспоминает, что приехал как-то генерал погранвойск, поглядел на народное шефство и остался недоволен. «Вы, говорит, их балуете, - рассказывает активист. - Дескать, на то они и солдаты, что должны нести все тяготы. Посмотрел бы я на него, если б его ребенок спал на сырой земле вместо матраца».
Очень скоро наблюдательный бизнесмен-активист сделал вывод, который уже перестал быть сенсацией: нашей армией руководят либо дураки, либо саботажники и предатели, а сама она подобна стареньким армейским «УАЗом», которые Петрович с земляками раз за разом чинит.
«Например, мы прорыли специально для техники окоп, чтобы с окопа люди могли убежать в танк и спрятаться... Я не военный инженер, я просто хозяин. Я глазом посмотрел – надо так и так. А как иначе? Это же наши дети, как можно их бросить?!» - говорит Петрович. Высказал он свои претензии генералам – почему на передовой нет инженеров?

«Они сами вынуждают майданы делать»

Другой случай - с зенитной установкой. «Приехал я на позицию (среди бойцов и командиров Петрович теперь свой человек). Стоит зенитка, сел я за нее и понимаю, что меня видно за три километра. Готовая мишень. Патронник тоже ничем не прикрыт, попади в него снайпер, зенитка превратится в груду металлолома. Я был поражен. Говорю бойцу: надо что-то делать. Пришел прапорщик, бывший афганец. Я к нему. Он соглашается, вспоминает, что у них в Афганистане на зенитках стояла защита.
Дома я разрезал на щиты четырехкубовую металлическую бочку толщиной 6 мм. Привезли, приварили, закрыли зенитчика, патронник, оставили только окошко для наблюдения. Понятно, что эстетики мало получилось, но надо было спешить. А потом, когда десантников передислоцировали, я узнал, что мои щиты сняли. Мол, не положено. Ну, не глупость ли?!»
Еще один абсурд, достойный анекдота, связан с «УАЗами» («бобиками»). Из трех машин одна сломалась. На носу отъезд, людей и вещи надо перевозить. Что делать? Петрович не был бы самим собой, если бы не нашел выход. Помозговали, и сварили на каждую из машин по съемной корзине. Конечно, если такая машина пойдет по бездорожью, то может застрять. Но что делать?
«Того нет, то не работает, это нельзя. Так еще государство дурит наших военных, потому что не платит им «полевые». Это я называю бюрократической машиной, которая вся прогнила, и хочется развалить ее вместе с нашим генштабом и правительством», - теряет терпение Петрович. Он называет то один, то другой пример только им увиденного разгильдяйства в армейских частях.
Говорит, столько еще всего нужно, что хорошо бы создать общественную организацию, получать напрямую, а не покупать в секонд-хенде, гуманитарку (те же «разгрузки»). Констатирует, что все их шефство над военными держится на народном энтузиазме, поддержке местных чиновников, но без участия областных властей.
«Они там, наверху сами вынуждают нас майданы делать... - говорит Петр Лелеко и заключает, - дочка говорит мне: «Ты же столько внука хотел (он у меня первый, ему 11 месяцев). Давай уедем, хоть поживешь ради него. Я отвечаю, что ради внука лягу за пулемет, а не буду бежать. Я лучше, вот, здесь, на Родине... Может, это громкие слова, но это реальность. И не я один такой».
Материал подготовлен в рамках программы информационных обменов «Схід-Захід» для граждански активных блоггеров и журналистов региональных медиа при поддержке Посольства США в Украине

Коментарі

Популярні дописи з цього блогу

У Лозовій на День міста ветерани АТО не схотіли йти у колоні разом із владою

Трагедія в Першотравенську. Чому підліток наклав на себе руки (оновлено)?

Справа Сергія Вязовиченка. Підозрюваних у його побитті випустили з-за грат додому