“Я заряжаюсь энергией, словно батарейка!”


События, о которых пойдет речь, произошли в феврале 2011 года. Один из главных героев истории, отец Анджей, увы, оставил службу в Павлограде. Говорят, его отозвало руководство из-за рисков, связанных с войной на Донбассе. Члены небольшой католицкой общины, для которых о. Анджей стал больше, нежели просто священником, надеются на возвращение своего духовного наставника…

Рано или поздно каждый из нас ставит перед собой вопрос: кто я, зачем и куда иду? У христиан-католиков есть замечательная традиция, берущая начало в ветхозаветной истории. Это проведение реколлекций - дней духовного сосредоточения, размышлений о Боге...

Нынешние реколлекции (лат. “recolligo” - “собираю”) отчасти видоизменили свою форму, но сохранили суть. Участником одной из них, организованной священником храма святого Архангела Михаила в Павлограде отцом Анджеем, стал и автор этих строк. Место духовного уединения и сосредоточения - поселок Ясиня в Закарпатье.


В нашей общине - вся Украина

“Условия будут спартанские, полное самообслуживание, журналистам - ни малейших поблажек”, - предупреждает меня коллега с радио “Самара” Татьяна. Это она хлопотала за меня перед священником, которого знает уже не первый год. Два дня дороги – и мы на месте.


Ясиня – поселок небольшой, в самом сердце Карпат. Рядом знаменитый курорт Буковель, гора Говерла, лыжные спуски, живописные пейзажи. В распоряжении группы (15 человек) – деревянный домик, построенный на средства парафиян. В нем две спальные комнаты (мужская и женская с двухъярусными кроватями), кухня, гостиная с камином, прихожая и крохотный коридорчик. На втором этаже – молитвенная комната.

“Так, мыть руки - и за стол: мы все уже пообедали, остались только вы”, - чуть ли не с порога тарахтит нам с Татьяной харьковчанка Вероника. Она и другая девушка, Вика, приехали раньше нас и теперь заправляют на кухне. Сегодня они дежурные. Мы приветствуем о. Анджея и его помощника о. Гжегожа, знакомимся с остальными братьями и сестрами и садимся уплетать суп. Запиваем чаем…

О. Анджей наравне с другими учавствует в жизни общины. И не видит ничего зазорного в том, чтобы самому принести из колодца воды
На улице за домом кипит мужская работа – визжит ручная пила и стучит топор. Это упражняются ребята: Йонас (из Артемовска, Донбасс), Гриша (из Винницы), двое парней из Коломыи. Похоже, в нашей маленькой общине географически представлена вся Украина. И это благодаря личным контактам участников со священником. Я пока что для него человек новый, с другими он знаком хорошо.

Девушки куховарят, ребята топят камин…

Распределение обязанностей в общине существует четкое: девушки куховарят и убирают, ребята носят воду, ходят за продуктами и топят камин. Камин не только создает уют, но и обогревает весь дом, поэтому огонь в нем стараются поддерживать круглосуточно. Что, впрочем, не всегда получается – иной раз дежурные ночью засыпают.

                                    Пока мужчины занимаются дровами, женщины готовят обед         

Дрова для топки община покупает за свои деньги. Равно как и продукты. Посему мы с Татьяной тоже делаем свой вклад в общий бюджет. Кстати, в общинной жизни нет особого старшинства и привилегий – при необходимости священники тоже ходят к кринице, выносят грязную воду, пилят и рубят дрова.

Эх-х! Я размахиваюсь топором и запускаю его лезвие в толстую чурку. Топор туповат, да и рукоятка рассохлась – махать таким орудием труда небезопасно. “Ты поосторожнее!” - предупреждает меня Гриша. И наблюдает, как я тщетно пытаюсь расколоть тугую деревяшку. Ребята смеются. Спустя сутки я уже могу делиться опытом распиливания полусырых бревен и сухих досок. На один вечер моим напарником становится отец Гжегож

Признаюсь, первые дни, пока дом прогрелся, нам пришлось померзнуть. Мужская обязанность - следить за тем, чтобы не погас огонь в камине

Жизнь верующих, съехавшихся со всех уголков Украины для духовного уединения и молитв в Ясиню, расписана по минутам. Очевидно, так и должно быть в общине. В 8.00 - подъем, далее утренний туалет (умываемся, чистим зубы из кружки), завтрак (его предваряет молитва), свободное время - в дни моего пребывания оно посвящено катанию на лыжах и выходу в горы.

Примерно в полдень - конференция, содержащая тематическую проповедь священника и диалог с группой. За этим следуют обед, работа по дому и, разумеется, время для переосмысления себя и для молитвы. Реколлекция – это еще и практика духовных откровений, во время которых люди делятся друг с другом опытом веры. Здесь много слышишь такого, о чем в повседневной жизни никто тебе и не расскажет…

Здесь и католики, и православные!

“Традиционно реколлекции проводятся при монастырях, - рассказывает чуть позже о. Анджей. - Верующие приходят туда для уединения, чтобы в тишине встретиться с Богом. Выездные реколлекции нужны больше молодым людям. В окружении природы им много легче открыть себя Богу. Особенно в таких местах, как Карпаты, среди гор… Горы своим видом говорят об устремлении ввысь, в небо”.

 Окрестности Ясини - лишь одно из наглядных свидетельств присутствия Бога в нашем мире

Оказывается, есть реколлекции индивидуальные и коллективные, как наша. “Молитва в общении имеет великую силу, она приумножает нас духовно. Почему и Господь учит нас молиться не “Отче мой”, а “Отче наш”, - говорит о. Анджей. И еще одно интересное открытие я сделал для себя в эти дни. Оказывается, участником реколлекции могут быть не только крещенные католики, но и православные. Как я, например. Вот так!

Журналистское любопытство – оно заявляет о себе везде. Общаясь и слушая других братьев и сестер, мы с Татьяной наблюдаем… Йонас – крепкий парень, бывший десантник, любитель поспорить. А душа у него восприимчивая, как у ребенка. Вероника – неугомонная и очень открытая, про таких говорят - “душа нараспашку”. Гриша – добряк и “мужчина в доме”. Даша, Лена, Вика, Юля… Характер у каждого свой, но все они здесь отнюдь не случайно.

Йонас (слева на фото) приехал на реколлекцию в Карпаты из Донбасса... Гриша - почти местный. Вероника - родом из Житомирщины...

Более всего это понимаешь во время молитвы и службы. Здесь не надо скрывать себя от других, ибо другие здесь затем же, зачем и ты. “Бытовые неудобства – ничто в сравнении с теми приобретениями, которые делают люди, прошедшие через реколлекцию”, - замечает Татьяна, и я с ней соглашаюсь…

За окном горы, а мы - на коленях перед образом

“Ну, кто из вас сегодня возьмется читать Первое чтение?” - отец Анджей обводит взглядом группу и останавливается на мне. В его глубоких глазах играют смешинки. Или мне так только кажется? “Сможешь? – спрашивает он меня. - Я покажу, в каком месте, и дам знак, когда нужно будет начать”. Пока я собираюсь с ответом, вся группа решает за меня: “Сможет!”

И вот он, быть может, самый яркий и непостижимый для моего земного рассудка момент – вечерняя служба. Лестница в комнату, где каждый вечер совершается богослужение, очень крутая. И это тоже способствует особому восприятию происходящего… Мой выход, и я таки действительно смог внятно произнести целый абзац Святого Письма!

Отец Анджей рассказывает притчу. Его голос звучит негромко, в словах нет назидания, но есть мудрость. Для меня, и в православной традиции мало смыслящего, каждый шаг и каждое слово священника становятся значимыми. За окном вечер и горы, а здесь полтора десятка людей стоят коленопреклоненные перед образом Христа. В тишине едва слышен шепот чьей-то молитвы...

Двух дней оказывается так мало! И не только для отдыха в живописном уголке украинской природы. Мало, чтобы приблизиться к тем ощущениям, которые переживают во время духовного уединения и молитвы мои новые знакомые. Об этом говорит и о. Анджей.

Духовное сосредоточение, уединение и молитвы чередовались для участников реколеции с горнолыжным экстримом

“У большинства людей, которые участвуют в реколлекциях, обращение к Богу связано именно с таким многодневным уединением. Две недели или неделя молитвы, общения с Богом меняли их. Конечно, в жизни случаются и другие события, которые обращают человека к Богу, – потеря близкого человека, например. Но все же путь реколлекции предпочтительнее”, - говорит отец Анджей.

Перед тем, как отправиться на вокзал к ночному поезду (о. Анджей любезно соглашается подвезти нас с Татьяной), мы сидим у камина. На дорожку. Одна из девушек, Вероника, еще не спит, согласившись дать нам небольшое интервью. “Я крещенная католичка, - говорит она. – И очень часто бываю на таких реколлекциях, где духовно набираюсь сил, заряжаюсь энергией, словно батарейка…

У меня появляется больше терпения, милосердия и любви к людям. Я это чувствую, и эти изменения замечают мои близкие и друзья. Я считаю, что каждому стоит попробовать пережить свою реколлекцию. Потому что это очень большое очищение для души”.

Александр Шульга, фото автора. Ясиня - Павлоград, 2011 г.

Коментарі

Популярні дописи з цього блогу

У Лозовій на День міста ветерани АТО не схотіли йти у колоні разом із владою

Трагедія в Першотравенську. Чому підліток наклав на себе руки (оновлено)?

Справа про побиття 29-річного павлоградця розворушила «осине гніздо»?